О жизни в Нур-Султане | Жильё и жизнь


Наш человек в Нур-Султане Юлия Марьина, основательница благотворительного фонда «Весна», переехала в столицу Казахстана полгода назад. О жизни в большом городе с маленьким населением, а также об оторванности от реальности, умных домах и местной ментальности она рассказала Knowrealty.ru.

О мнении, которое меняется

Началось с того, что в Нур-Султан (до 2019 года — Астана) переехал друг моего мужа по работе. Он каждый день звал Антона тоже пройти собеседование. Но Антон каждый раз спрашивал: “В Казахстан? Зачем?” И я ему вторила теми же словами. А друг стал каждую неделю слать видео: комплекса, в котором он живёт, работы, достопримечательностей, кафешек — такой инстаграм для одного человека. Так постепенно стало меняться наше понимание того, где находится друг и какие там возможности. В итоге Антон тоже прошёл собеседование. Сначала туда уехал он, следом через месяц — мы с дочкой.

Об особенности города

Как тут говорят, Нур-Султан — город, оторванный от реальности Казахстана. Алма-Аты, в общем, тоже, но он более старый. А большая часть столицы выстроена с нуля за последние пятнадцать лет, и это очень заметно. Там, где была голая степь Целинограда, сейчас — инновационный центр города. Хотя заметно, конечно, что буквально через несколько улиц от нашего дома, который находится как раз в центре, начинается другое пространство — город не такой новый и не такой продуманный, с менее нарядной обстановкой. 

О мигрантах

В нашем жилом комплексе HighVill сообщество интернациональное. Моя дочь ходит в сад с детьми из Колумбии, Испании, Боливии, Польши. В основном тут проживают те, кто приехал в Казахстан по работе: пилоты, дипломаты, IT-шники. И таких жилых комплексов в городе несколько. На самом деле, ⅔ — жителей Нур-Султана — мигранты, и только ⅓ — местные. Из-за того, что столица такая маленькая (всего миллион 70 тысяч жителей по данным на начало 2019), тут стоит задача на городском уровне: привлекать людей. Создаются предприятия и рабочие места, чтобы релоцировать людей из других городов и стран, и городская власть специально создаёт условия, чтобы сюда переселялось больше спортсменов и интеллигенции.

Слева — вид на мечеть Хазрет Султан, справа — вид на ЖК Highvill.

Многих переманивают из других стран хорошими зарплатами, которые в среднем — выше рынка. Поэтому IT-сообщество, например, очень разнообразное: Могилёв, Питер, Нижний Новгород, Курган, Новосибирск, Саратов. Многих “возвращают” из других стран, скажем, Японии или Кореи. Можно переехать в Германию, Испанию или Канаду просто потому, что там больше нравится жить, но зарплаты будут те же, что и в Нур-Султане. И те, кто вернулись, уже не могут оставить Казахстан таким, каким он был 10 лет назад. 

О первых впечатлениях

Мы с мужем очень много обсуждали жизнь в Казахстане ещё до переезда, поэтому, когда я сюда приехала, особых неожиданностей не было, всё это было для меня уже исполненной реальностью. Единственное — сначала было необычно ориентироваться в в совершенно незнакомом пространстве. Но очень удобно, что тут, также как во всей России, работают Google-карты, 2GIS и “Яндекс-такси”, поэтому можно не изображать топографический кретинизм. А так — было сложно адаптироваться к местной валюте: прочувствовать адекватность/неадекватность цены поначалу трудно. 

О полноценности

В таких больших жилых комплексах, как наш, есть всё. Тут только детских садов семь штук, а это маленький райончик. После родного города, где подобие полноценных жилых районов есть только в спальных районах, очень непривычно: там на всю округу будет один продуктовый и nail-студия. Здесь же сразу всё: проектное бюро, кафе, рестораны, компания, управляющая недвижимостью, магазины, бутики. На одной площадке — квартиры разной ценовой категории. Есть обычные “двушки” и “трёшки”, а есть жильё для “небожителей” — квартиры в 850 квадратных метров стоимостью аренды $10 000. У районов с хорошо развитой инфраструктурой есть своя особенность: когда въезжаешь в него, выходить за его пределы уже совершенно не хочется. 

Квартира Юлии.

О детских садах

В среднем частные сады без питания на полдня стоят от 10 тысяч рублей (50-60 тысяч тенге). Максимальная стоимость — около 43 тысяч (265 тысяч тенге), это детский сад с преподаванием на английском языке. Рядом есть ещё президентская школа, при которой работает детский сад стоимостью около 400 000 рублей в год (2 миллиона 350 тысяч тенге). Там преподают на трёх или четырёх иностранных языках. Детское образование в Нур-Султане вообще возведено в культ. Тут детей готовят к поступлению в специальные лицеи, а многие школы сотрудничают с иностранными культурными центрами, например, с корейским или турецким. Это означает, что, во-первых, дети, получают ещё один иностранный язык, а во-вторых, потом учатся в этих странах. Многие местные ребята учились в Китае, Южной Корее, Турции. 

Подготовка у работников садов соответствующая. Когда прихожу в сад моей дочери, администратор разговаривает со мной по-русски, приголубит казахского ребёнка на казахском, а потом встретит колумбийца на красивом и чистом английском. И это даже не воспитатель. 

Об эко-ответсвенности

В Казахстане с 1 января 2019 года вступил в силу закон о том, что вторсырьё не должно попадать на полигон. При этом, по статистике, за 2018-й год было переработано всего 11% вторсырья, остальное всё же попало на полигон. Задача на 20-й год  — увеличить эту цифру до 20%. В Казахстане работает общегородская программа по раздельному сбору вторсырья, и в местах, где очень много туристов, стоят разноцветные баки: жёлтые — для вторсырья, зелёные — для всего подряд. Власти сами признают, что люди пока путаются, поэтому не всё, что должно попасть на сортировку, туда попадает.  Но работа в этом направлении ведётся, и правительство выдаёт специальные гранты. Например, здесь есть станции приёма вторсырья Green Station, но у них очень ограничено количество принимаемого сырья на переработку: только белое стекло, макулатура, лампочки, батарейки, бутылки от бытовой химии и PET. Про пластик с маркировкой 5, 6 они даже не знают. Но зато то, что всё-таки принимается, можно сдать если не в каждом дворе, то в десятках пунктов приема. И, что круто, все магазины в обязательном порядке сдают макулатуру, а это гигантские объёмы.

Крупнейшая в средней Азии мечеть Хазрет Султан.

О HighVill

Про “Хайвил” — с придыханием или с ненавистью — астанчане говорят “А это наш умный дом”. У корейцев, которые начинали строить жилой комплекс, была задача возвести типовое умное жилье: чтобы человек сюда въехал, а тут всё готово — ремонт, мебель, техника. В каждой квартире — ничего лишнего: прачечная спрятана, подсобная комната спрятана. Это очень удобно. Единственное, чего умный дом жильцов лишает — возможности творчества. Любое украшательство выглядит здесь чуждо. 

О ценах

Стоимость аренды нашей трёхкомнатной квартиры площадью в 100 м² — 280 тысяч тенге (около 46 тысяч рублей) вместе с коммунальными услугами. На ЖКУ из них приходится около 15 тысяч тенге. Оплачиваются коммунальные услуги через мобильные приложения, терминалы или развитую тут систему Kaspi Bank.

О бытовых инновациях

В Нур-Султане очень развиты электронные платежи. Я обратила внимание, что много технологичных инноваций привел “Билайн”. Например, с мобильного счёта с помощью SMS можно оплатить автобусную поездку: отправляешь сообщение на короткий номер и просто показываешь его водителю. Я по старинке оплачиваю наличкой, но видно, что водителям не очень нравится возиться с мелочью.

Вид на Дворец Мира и Согласия («Пирамида»).

Об упущенных налогах

Все магазины сотрудничают с Kaspi Bank, о котором говорилось выше. Но, похоже, вопрос налогообложения заинтересовал многих только сейчас — внутри этой системы оборачивается большое количество денег, которые никак не облагаются. Магазины — от больших до маленьких — могут принимать платежи не на счёт компании, а на личный счёт владельца или вообще продавца.

О взвинченных ценах

В нашем районе цены на аренду недвижимости сильно раздули в прошлом году. Тогда наша квартира стоила 200-230 тысяч тенге, а в этом — уже 280. Стоимость подскочила, когда работодатель мужа стал набирать новых людей, а у них там — 400 человек наёмных работников. Фишка нашей релокации в том, что работодатель оплачивает аренду жилья, и квартиродатели об этом знают.

О среднем чеке

О ценах в разных городах и странах можно судить по стоимости чашки капучино. Здесь самый дешевый кофе обойдется в 100 рублей (600 тенге), самый дорогой — около 200 рублей (1300 тенге). Минимальная стоимость простого блюда в кафе, например, пасты или завтрака, — 350-500 рублей (1500-3000 тенге).

Отдел фермерской казахской продукции в супермаркете Interfood.

О детях

Я бы не сказала, что ментальность русского и казаха сильно отличаются, но есть вещи очень заметные, например, отношение к детям. Многодетность в Казахстане — норма, если уж кто начал рожать, значит, начал. Семейная пара идёт с одним ребёнком? Значит, или двое старших дома сидят, или пара недавно поженилась и поэтому, к сожалению, пока один. Многодетность здесь не зависит от достатка. Мне кажется, казахи даже не связывают между собой эти вещи. 

Казахстан — это про тотальную любовь к детям. Многие семьи ходят с детьми в кафе. Вполне обыденна картина, когда уже 12 ночи, а младенец на руках у мамы в ресторане. И это нормально, потому что вся семья здесь. Ребёнок же не может остаться один, а ради него сидеть дома никто не будет. Его тут и спать уложат, и на руках потаскают. Поэтому почти во всех общественных местах есть детские площадки, а если детской зоны нет, официанты всегда дадут раскраски и игрушки. Если ребёнок орет, плачет, валяется и что-то ест с пола, никто даже глазом не моргнет. Улыбнутся, поддержат диалог, спросят, хорошую ли козявку он там нашел и все ли у него нормально. У меня от этого даже мурашки, потому что в родном городе я выдержала очень много гневных взглядов оттого, что у меня, видите ли, эмоциональная, неудобная людям дочь. Тут окружающим не просто всё равно — они относятся к детям с огромной любовью. Папы с детьми, кстати — тоже норма. Очень мило выглядит, когда идёт огромный казах, а на руках у него маленький кулёк. И ничего ему не надо объяснять про семейные или отцовские обязанности. 

Детская площадка на территории ЖК HighVill.

О еде

Казахи-веганы — это за гранью реальности: тут едят мясо и мясом заедают. Но тренд на веганство, вегетарианство и эко-ответственность развивается, формируются локальные сообщества, люди проходят обучение, потом проводят МК на тему отказа от мяса. Такое тоже есть. Казахская кухня очень вкусная, потому что представляет собой симбиоз разных азиатских кухонь, скажем, уйгурской с обилием овощей и мяса, и корейской. Когда ехала сюда, муж рекламировал мне местный плов. Я думала: ну что там может быть вкусного — рис да мясо? Но это невероятно вкусно. Кроме того, тут очень развита ресторанная культура. Японцы в своём ресторане готовят рис так, что его можно есть без всего. Вероятно, играет роль такой нюанс: многие владельцы кафе и ресторанов пожили в Европе, Америке или Азии и привезли сюда превосходную разнообразную кухню. Так, мне понравилась идея одного заведения под названием The Shoreditch. Такое же название носит место в Лондоне, где живёт много мигрантов и очень развит интернациональный стрит-фуд. Владелец привез в Нур-Султан стрит-фуд пакистанский, гавайский, мексиканский, японский. Это очень здорово.

Подготовила: Юлия Исаева

Фото: Юлия Марьина



Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Яндекс.Метрика