Архитектурная школа «Лабораториум»: главные вопросы


7 августа в Саратове стартует второй сезон архитектурной школы “Лабораториум”. В первом сезоне школа носила название “АрхХвалынск”, в рамках которой ученики, подавшие заявки и прошедшие отбор, создали несколько архитектурных проектов для Хвалынска. В преддверии второго сезона Knowrealty.ru встретился с одним из основателей  школы архитектором Евгением Спириным (архитектор Алексей Селиванов — его партнёр) и узнал, чему способны научиться молодые специалисты, как навык работы в коллективе помогает в будущем и почему так важна работа с местом.

На кого рассчитана эта школа? Только на молодых архитекторов?

В прошлом году школа была ориентирована исключительно на студентов второго-третьего курса, а в этом году мы приглашаем и молодых специалистов: опыт прошлого года показал, что мы готовы обучать и тех, кто только закончил вуз и начал практиковать, но не получил навыков проектирования в контексте при обучении в Политехе.

Что из себя представляет работа с местом?

Любой объект можно трактовать как текст, находящийся в некоем контексте. Это кристалл, выращенный на уже существующей морфологической решётке. По сути, мы работаем дедуктивным методом: берем определенную площадку и по разным характеристикам ее препарируем, определяя суть. А уже потом на основе этого анализа появляется сам объект.

Объекты, которые создают молодые архитекторы в рамках школы, привязаны к какой-то местности?

Да, они спроектированы непосредственно для конкретного места. То есть, эти объекты являются результатом работы с местом, результатом глубокого анализа, и в другом месте они просто не могут быть. В другом месте это уже будет другой объект. 

Поэтому кроме архитекторов вы ждёте в школу и ландшафтных дизайнеров?

В том числе. Признаюсь, я не силён в урбанистике и, на мой взгляд, это история немного лукавая, хотя только время покажет, прав ли я, думая так. Я воспринимаю любой объект исключительно как архитектурный, но, как показывает практика, это очень однобокий взгляд — при работе с объектом обязательно нужен экономист, социолог, строитель, именно полноценная междисциплинарная команда. Когда она есть, проект получится полноценным. Иначе ребята могут нафантазировать, а фантазия окажется нереализуемой. Наша задача — сделать рабочий проект, который можно реализовать, никаких фантастический идей мы не предлагаем. Алексей Комов, который недавно стал главным архитектором Калуги, называет это “тактическим урбанизмом”. Это такая теория малых дел: мы создаём не глобальные проекты по переустройству, завязанные на финансировании, одобрении министерством строительства и т.д., а очень конкретные. Вот есть небольшая зона, сейчас мы работаем с ней, и она становится точкой отсчёта перемен в целом по городу. Мы склоняемся именно к этой идеологии. Тут ведь речь не только о том, что мы в школе проектируем объекты — мы стараемся новое поколение научить по-другому мыслить. У нас архитектор сегодня — это такая забитая блеющая овца, которую никто не уважает и к мнению которой не прислушиваются. Хотя, если посмотреть глобально, архитектура формирует все вокруг, спорить об этом даже смысла нет. Возьмите любую банкноту: почти всегда символ государства — здание. А в России роль архитектора в обществе в целом принижена. Мы же пытаемся воспитать в учениках ощущение того, что они должны своей работой нести некий важный посыл, осознавая миссию архитектора в этом мире.

Каждая банкнота Евро представляет один из стилей архитектуры. Купюры маленького номинала изображают архитектурные сооружения в самых древних стилях (5 евро — классический стиль, 10 евро — романский), банкноты номиналом 200 и 500 евро изображают сооружения в стиле модернизм и в современном стиле.

Это главная цель, которую вы ставите? Или есть цель, например, открыть новые имена?

Всё в совокупности. Ученики прошлогодней школы — талантливые ребята, особенно учитывая, что они в первый раз столкнулись с подобной работой. Все проекты замечательные: они со смыслом, не поверхностные, со своей идеологией. Безусловно, об этих ребятах мы ещё услышим. И очень хочется, чтобы они остались здесь, в Саратове — мы в них стараемся воспитать региональный патриотизм. Можно собраться и уехать в Москву, а можно остаться и сделать что-то стоящее здесь. 

Проект “Маркина гора” Ольги Назаровой и Романа Капёнкина, созданный в рамках первого сезона “Лабораториума” — летней Архшколы #АрхХвалынск2018. Маркина гора является единственной естественной смотровой площадкой в центре Хвалынска. По проекту, здесь должен появиться «маяк», высотная доминанта, символ притяжения горожан.

Как проходит обучения в школе?

В этом году школа продлится две недели. В прошлом году работа на месте составила четыре с половиной дня. Так получилось, что мы были вынуждены разорвать процесс: подготовка аналитической базы и её защита прошли в Хвалынске, а доделывали проекты уже в Саратове, потому что ребятам, приехавшим из летней школы, нужно было учиться — они просто физически не могли завершить проекты быстро. В итоге защиту проектов мы провели только в декабре, но она прошла отлично и была прекрасно встречена архитектурным сообществом. Председатель саратовского отделения Союза Архитекторов был в приятном шоке от того, как защищаются наши ученики: “На защите дипломов в университете такого не видел, а эти ребята со второго-третьего курса”. И вот ещё один плюс школы — мы учим их общаться, разговаривать, преподносить свои мысли и идеи, отстаивать их вне зависимости от того, кто перед тобой стоит — можно сказать, учим профессиональной наглости. 

А проходит всё так: сначала — плотное ознакомление с площадкой: лаборанты изучают её, фотофиксируют, потом мы собираемся и начинается главное. Обычно архитектор, посмотрев местность, сразу начинает что-то рисовать, но мы в первую очередь проводим анализ — хороший, глубокий, по разным параметрам: геопластика рельефа, социальный и функциональный анализ, анализ локальных и глобальных существующих доминант, визуальные связи. После этого ученики дают нам своё ощущение от места. То есть, это ещё не проект, а именно ощущение. Потом они передают это посредством контррельефа, в котором собирают свои эмоции от места. Все имеющиеся проблемы, сильные и слабые стороны им нужно гиперболизировать и выложить в контррельефе. И только с момента, когда у них все уложилось и они прочувствовали место, мы приступаем к проектированию. 

Проект “Кучугуры”, созданный в рамках первого сезона “Лабораториума”. Авторы: Юлия Астафьева, Максим Сидоровичев, Константин Акимов, Прохор Скупинский.

Площадка одна для всех?

В прошлом году это было несколько площадок в Хвалынске, их определяла принимающая сторона. В этом году губернатор Валерий Радаев узнал о наших ребятах и впервые высказал мнение, что власти хотят построить диалог не с профессионалами, а с молодежью. Они пообщались с ребятами, и возникала идея объявить конкурс на пять площадок в Саратове — ученики будут участвовать в общегородском конкурсе со своими проектами, но в рамках школы и по выбранной нами методике. Плюс в этот период мы плотно познакомим ребят с профессионалами, которых приглашаем с лекциями специально для лабораториума, но со свободным доступом для всех желающих. Получается такая крупная общегородская история, не замкнутая рамками, а раскрытая для людей. 

Сколько учеников было в прошлом году было и сколько будет в этом?

В прошлом — больше двадцати. В этом году меньше, 17, потому что хочется более качественного  результата. 

Участники Архшколы-2018

А какова география участвующих в школе?

Мы не ограничиваемся рамками Саратова. На общих основаниях подать свои заявки на участие в школе могут молодые специалисты из любого города.

Если участников 20, значит, и итоговых проектов будет 20?

Нет, в нашей школе есть одна особенность — ученики работают в команде. Именно команда делает проект: когда пять творческих личностей работают в коллективе и каждый отстаивает своё — это очень сложно. И для многих участников научиться работать в команде стало главным навыком за время обучения. Архитектор по своей сути — солдат-одиночка, и научиться распределять роли в команде очень важно. Они стали прислушиваться друг к другу, идти на уступки.

А не становится ли это компромиссом, которым в итоге недовольны все?

Нет, входить в коллаборации полезно, хотя иногда и болезненно. Дальше ребята могут объединяться, делать общий проект и участвовать в конкурсах. Один может не вытащить, а впятером — могут. В этом году, например, ученики прошлогодней школы попали на «Древолюцию» — практикум по современной деревянной архитектуре. Из 40 отобранных конкурсантов пятеро — из Саратова, а это уже федеральная история. В первую очередь, для нас это признание того, что мы их правильно настроили, хотя сами ребята этого не признают (смеётся).

“Древолюция-2019”, Москва, “Арт-плей”. Проект стоячей скамьи “Стояк”. Авторы: Максим Сидоровичев, Полина Жупилова, Дмитрий Чеботарёв, Яна Павленко, Илья Лернер (команда “Степь”).

Сколько в прошлом году в итоге получилось проектов?

Больших четыре — три по городу и один интерьерный проект для типографии. 

Первый проект — отправная точка зарождения Хвалынска как города — пляж Кучугуры. Он совершенно не благоустроен, дик. Купаться там запрещено, но все, естественно, купаются, автомобили прямо на пляже, тут же дети бегают и загорают. Это была первая и достаточно сложная задача, тем более в команде собрались одни “одиночки”. Но в какой-то момент что-то у них щёлкнуло, и они решили объединиться. В итоге они выдали совершенно фантастический анализ, выполненный на прекрасном уровне, с очень глубоким аналитическим рядом, который, в свою очередь, породил ассоциативный. Ребята пошли по домам, пообщались с жителями, кто-то им вытащил целый архив старинных фотографий 20-30-х годов, которые потом мы передали в краеведческий музей. Контррельеф был основан на интересной истории двух братьев, которым принадлежал дом, и ребята всё это реализовали в коллаже.

Проект “Кучугуры”. Авторы: Юлия Астафьева, Сидоровичев Максим, Константин Акимов, Прохор Скупинский.

Вторая команда была инициирована краеведом с активной политической позицией, Алексеем Наумовым, их проект называется «Мельничный рукав». Алексей путешествует по местам, где раньше были мельницы, и достаёт оставшиеся артефакты: мельничные жернова, лопасти, все приспособы, которые были нужны для переработки зерна в муку. А в Хвалынске есть переулок, как раз там, где было общежитие у наших студентов, исконно связанный с историей хлеба — с производством и хранением. С этим местом был связан и проект. Команда подошла к нему глубоко, философски, они переосмыслили само место как космос Петрова-Водкина. Вековое бетонное кольцо, которое раньше было элементом пожарной ёмкости, стало центром вселенной. Смысловую нагрузку мы усилили локальной кинетической доминантой-чигирем, а уже вокруг ребята расположили жернова. Не просто положили их, а сделали вертикальные крепления и инсталлировали, подвесив, чтобы они могли вращаться вокруг своей оси и вокруг бетонного кольца, и каждый по своей орбите. То есть мы создали такую систему, вселенную, где жернов — это планета, и всё связано с историей русского космизма.

Проект “Мельничный рукав”. Авторы: Яна Павленко, Екатерина Аргутина, Тоня Люкова, Полина Жупилова, Полина Буткова

Третий участок  — Маркина гора — знаковый, он был описан в книге Петрова-Водкина “Хлыновск”. Мы увеличили, гиперболизировали точку видовой естественной площадки, куда все приходят посмотреть на Хвалынск. Поставили там башню-маяк и детально отработали дом советской постройки, который назвали «Безликим» в ходе анализа и которому в итоге дали “лицо”.

Проект “Маркина гора” Ольги Назаровой и Романа Капёнкина. С башни-маяка открывается вид на дом советской постройки, на крыше которого видно лицо Петрова-Водкина. Источником вдохновения стал итальянский художник Фабрицио Корнели — мастер инсталляций по свету и тени.

Последний проект — интерьер старинной типографии, над ним работали девушки с первого курса. Им было тяжело, такому не еще учат в университете, но они справились благодаря практикующему дизайнеру Татьяне Маляко, которая взяла их под свою опеку.

Интерьерный проект типографии. Авторы: Наталья Лобанова, Злата Романова

Параллельно выполнялись два экспресс-проекта: по остановочному павильону и по ограждению мусорных площадок, так как куратор от Хвалынска, благодаря которой все и получилось, Ирина Летягина, глубоко и плотно была и есть  в этой теме. Остановка получилась на пределе финансовых минимумов, была ограничена существующим основанием — железобетонной плитой и не ограничена находчивостью автора. В этих рамках — результат прекрасный.

Проект “Остановочный  павильон”. Автор Дмитрий Чеботарёв

По ограждениям мы разработали два варианта — для современной хвалынской застройки и исторической, и один из вариантов сразу же реализовали.

Реализованный проект ограждения мусорных баков. Автор Яна Павленко

Есть шанс, что остальные проекты тоже будут реализованы?

Я знаю, что рукописи не горят. Так или иначе проекты будут реализованы. Главное, что материал интересный, с идеей, а на остальное нужно только время. Ну и скоро мы покажем новые работы, и новые лица  героев из нашей архитектурной молодежи! До скорых встреч!

Юлия Исаева


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Яндекс.Метрика